Alice_in_the_green_apple
Косплей для команды OUaT. :) Снимали давно и весело.))

Название: Любовь к трем апельсинам
Косплееры: Marty Targaryen, Alice_in_the_green_apple
Фотограф: Светлана Ильницкая
Эдитор: Bow-tie
Форма: косплей, фотоистория
Размер: 3113 слов, 21 иллюстрация (из них 18 - косплей)
Пейринг/Персонажи: Румпельштильцхен, принц Тарталья/принцесса Нинетта
Категория: джен, гет
Рейтинг: G
Примечание: для лучшего понимания происходящего рекомендуем освежить в памяти пьесу К. Гоцци "Любовь к трем апельсинам" и одноименную оперу С. С. Прокофьева в Википедии или в видеозаписи на ютубе или скачать торрент
Примечание-2: Здесь фотоистория представлена в виде страниц Книги Сказок (переход по внешней ссылке)

потыкайте в картинку, чтобы почитать историю тут. :)


«Любовь к трем апельсинам». Многие знают эту историю, пересказанную господином Карло Гоцци со слов одного из ее случайных участников – Труффальдино, часть событий видевшего собственными глазами, часть слышавшего краем уха и все это изрядно перевравшего.
Я, Нинетта, урожденная принцесса Антиподов, третья дочь короля Конкула, хочу рассказать, как все было на самом деле.


Любимая дочь своего отца, младшая из трех сестер-близняшек, я росла жизнерадостным, избалованным и непоседливым ребенком. Пока Линетту и Николетту воспитывали будущими королевами и матерями наследников престола, я носилась по окрестным полям, исследовала замковый парк, училась карабкаться по черепичным крышам, а вечерами пропадала на половине слуг, где старая кухарка до самой ночи рассказывала волшебные сказки и невероятные, но, как она клялась, правдивые истории. Моим проделкам и шалостям не было числа, к тому же я обожала втягивать в свои приключения старших сестер, которые с удовольствием отвлекались от скучных уроков и наставлений.


Так шли годы, и незаметно для самой себя я выросла из маленького сорванца в, скажу без ложной скромности, довольно привлекательную, бойкую и острую на язык девицу с головой, забитой в равной степени мечтами о сказочных приключениях и честолюбивыми планами. Я воображала себя грозной и прекрасной королевой далекой страны, где реки если уж не текут медом и вином, то по крайней мере в казне всегда найдутся средства, чтобы устроить празднование в честь своей властительницы. Но при этом я прекрасно понимала, что принцы из дальних стран в маленькую, спрятанную среди гор, Антиподию наведываются нечасто, а даже если кто и доберется до нашего скромного замка, то первой под венец пойдет Линетта. И, может быть, если Николетте очень повезет, то она тоже дождется своего принца раньше, чем состарится. А младшей сестре останется только мечтать и вздыхать до скончания века.
Но не в моем характере сдаваться на милость судьбы! Для начала я засела за географические карты и трактаты о ближних и дальних землях. Разослала с бродячими торговцами, менестрелями и паломниками дружественные письма тем королевским дворам, что мне приглянулись. А потом тем, которые по здравом размышлении тоже показались вполне пригодными. А потом и всем остальным упомянутым в книгах королям, царям, императорам и султанам. Даже одному радже. Но ни единого ответа я так и не дождалась. Думаю, часть моих посланцев сгинула в пути, часть посмеялась надо мной и выбросила свиток с письмом, а даже если кто честно выполнил мою просьбу, то ни один из правителей далеких стран не заинтересовался перепиской с младшей дочерью скромного горного королевства.


Тогда я решила сама отправиться с дипломатическими визитами в ближайшие государства. Когда перед этими заносчивыми чужеземными принцами предстанет красавица королевской крови, не лезущая за словом в карман, деятельная и неглупая, они не смогут устоять! Я уже представляла себя в окружении толпы прекрасных принцев, наперебой предлагающих мне свои руки, сердца и все блага короны, но тут мои мечты разбились о суровую действительность. Отец не просто отказался финансировать поездку. В ответ на все мои уговоры, мольбы и слезы (должна признать, со слезами я несколько переусердствовала) он строго-настрого запретил мне покидать пределы замка под угрозой быть запертой в своей спальне до самого Рождества.
Осталось последнее, самое действенное, хоть и самое опасное средство. С детства я часто слышала истории о могущественном маге, проживающем в Темном замке в горах к югу от Антиподии. Рассказывали, что он может исполнить любое желание, правда, всегда назначает цену. Кому-то плата может показаться легкой и незначительной, кому-то приходится постараться, а кое-кто оказывается не в силах расплатиться. Тут уж как повезет.
Так что я посидела день-другой в раздумьях, глубоко вдохнула, призвала фамильного демона Фарфарелло, испокон веков служившего нашей семье, и велела ему отнести Румпельштильцхену письмо с просьбой о встрече. Уж на мага-то, в отличие от коронованных особ, использование демона в качестве посыльного должно произвести хорошее впечатление! Пусть сразу поймет, что я – особенная принцесса, не какая-нибудь скучающая простушка.
В письме я назначила встречу на закате, у старой башни, полуразрушенной и заросшей плющом. В эту часть парка редко кто заходит, но все-таки я попросила по возможности соблюдать инкогнито на случай, если нас кто-то увидит. Весь день я провела вне себя от волнения, пытаясь собраться с мыслями, а как только начало темнеть, закуталась в плащ, прихватила маску и отправилась к башне, так и не дождавшись ответной записки.
В назначенном месте меня уже ждала темная фигура, тоже в плаще и маске.


Фигура склонилась в поклоне, недостаточно глубоком для приветствия королевской дочери, но и недостаточно небрежном, чтобы счесть это оскорблением. Приглушенный маской высокий скрипучий голос произнес:
– Приветствую вас, принцесса Нинетта! Некий демон шепнул мне, что вы хотели меня видеть?
Я вздрогнула. Письмо не было подписано, и даже без маски мало кто, кроме отца и кормилицы, мог отличить нас, тройняшек, друг от друга. Тем не менее, я быстро взяла себя в руки (годы муштры под присмотром строгой гувернантки не прошли даром) и даже не отшатнулась, когда маг неожиданно придвинулся совсем близко:
– К чему эти нелепые маски? Если уж вы собираетесь открыть мне свои желания, то какой смысл закрывать лицо?


Впрочем, не сказать чтобы без маски Румпельштильцхен выглядел значительно лучше. Тот же длинный нос и неровная позолота. Но мне это было не важно. Слегка запинаясь от волнения (неужели все мои мечты могут стать правдой? вот так просто?), я выпалила то, что повторяла про себя не раз:
– Я хочу быть королевой. Королевой большой процветающей страны. Никаких войн, никакой вечно пустующей казны. Веселый, жизнерадостный народ, плодородные поля и цветущие сады. Никаких мрачных холодных гор. И принц. Настоящий принц крови, наследник трона. Пусть он меня любит больше всего на свете.
Румпельштильцхен издал странный высокий смешок, разворачивая прямо из воздуха длинный свиток, исписанный мелкими готическими буквами:
– Прекрасный выбор, дорогуша. У меня есть на примете как раз подходящее королевство. И даже принц. Разумеется, магия не может создать любовь, зато может привести в то место и в то время, где вы встретите своего суженого.
Я потянулась к контракту, но маг отдернул руку со свитком и даже отскочил на шаг:
– Я, конечно, всегда рад помочь, но любая магия имеет свою цену. – В ответ на мой настойчивый вопросительный взгляд он неопределенно помахал рукой. – Сущие пустяки. Тут неподалеку в горах живет великанша Креонта в своем замке. Вот такая у нее причуда: предпочитает надежные скалы заоблачным жилищам своих сородичей-великанов. У Креонты есть кое-что, что нужно мне. Волшебные бобы. Раздобудьте мне волшебный боб – и ваше желание будет исполнено.
Я пробежала взглядом по строчкам, насколько позволяло скудное освещение (кажется, все записано в точности), и уже занесла перо, чтобы поставить подпись, когда меня озарила мысль, до поры не приходившая в голову. Да, в мечтах я была могущественна, любима и счастлива, но…
– Как же мои сестры? Неужели они останутся тут, во всеми богами забытой Антиподии, ждать своего счастья? Я не могу их бросить!
Румпельштильцхен досадливо поморщился и провел когтистой рукой над пергаментом. Один из первых абзацев замерцал сиреневым светом, буквы забегали и встали в новом порядке.
– Любая из вас, кто принесет мне волшебный боб, получит королевство и принца. Теперь вы довольны, дорогуша?
Я молча кивнула и подписала обновленный договор.


– Не смею вас больше задерживать, принцесса, – свиток исчез с негромким хлопком, а Румпельштильцхен снова хихикнул и с широкой ухмылкой добавил: – Надеюсь, это маленькое приключение не покажется вам слишком обременительным или скучным. Апельсин?
И он протянул мне возникший из воздуха большой оранжевый фрукт.




* * *

Первые двадцать шагов к замку я прошла с положенным принцессе достоинством, но как только визитер скрылся из виду – припустила во всю прыть. Мне не терпелось рассказать сестрам про ожидающее нас чудесное приключение, итогом которого станет «долго и счастливо» для всех троих. Линетта и Николетта поначалу не разделили мой восторг, но в конце концов я убедила их отправиться в замок Креонты.
Первый сюрприз ожидал нас на следующий вечер, когда Линетта привела к Северным воротам лошадей. Разумеется, она выбрала парадных скакунов, с плюмажами, лентами и бубенцами на упряжи, и очень обиделась, когда я принялась обрывать и выбрасывать звенящие украшения:
– Что ты делаешь, Нинетта? Королевские дочери не могут себе позволить разъезжать на простых клячах. Хватит уже и того, что мы путешествуем без свиты!


Вторая неожиданность раскрылась на привале, когда оказалось, что Николетта, вызвавшаяся отвечать за провиант, прихватила из дворцовой кухни корзинку с пирожными и две бутылки десертного вина. Так что к владениям великанши мы подъезжали хоть и не слишком насытившиеся, но преисполненные веселья и оптимизма.
А вот то, что мы увидели по прибытии на место, оказалось самым неожиданным во всем этом путешествии. Следует признаться, что всю мою недолгую, но насыщенную событиями жизнь я без оглядки бросалась в приключения под девизом «На месте разберемся!», и до сих пор это срабатывало. Однако теперь мы стояли перед огромными, уходящими в необозримую высь коваными воротами, за которыми прохаживался свирепого вида зверь, похожий на лохматого сторожевого пса, но размерами напоминающий скорее саблезубого тигра. За воротами виднелся просторный двор, из глубины которого доносилось устрашающее громыхание, и низкий басовитый голос бурчал что-то неразборчиво, но сердито. Сам замок был вырублен целиком из горы: неровные постройки серого камня ступенями теснились вокруг центральной башни, островерхие крыши скрывались в облаках.


Безрадостную картину дополнял сырой холодный туман, клочьями поднимавшийся из расщелин по обе стороны дороги. Линетта и Николетта кутались в дорожные плащи, жались поближе друг к другу и с надеждой смотрели на меня. Похоже, они не рассчитывали, что увеселительная поездка в горы обернется чем-то посерьезнее обычных наших шалостей. Значит, выпутывать нас из ситуации, как всегда, доведется мне.
Первым делом я попробовала осторожно потянуть за створку ворот. И отскочила, схватившись за сердце, когда проржавевший металл загудел хриплым сварливым голосом:
– Я тебе подергаю! Я тебе подергаю! Смотри, Пес, ходят тут всякие, покою не дают. А мы, между прочим, на службе день и ночь, без сна и отдыха.
Пес только коротко поддакнул, но посмотрел на меня так, что стало понятно – к нему лучше не обращаться.
В ответ все мои попытки завести любезную беседу Ворота только грубили и грозились позвать хозяйку. Покопавшись в седельных сумках, среди шелковых шарфов, запасных перчаток и заколок я не нашла ничего, что могло бы пригодиться для переговоров. Ни крошек от пирожных, ни капли вина. Разве что флейта… Все-таки я верю, что даже самые зачерствевшие души можно растрогать прекрасной музыкой.


Правда, получилось не совсем так, как я рассчитывала. Под звуки флейты Пес зевнул и уложил голову на лапы, Ворота умолкли, потом раздался дружный храп, а одна из створок ворот тихонько скрипнула и приоткрылась. Сестры у меня за спиной захихикали, но я сделала вид, что все так и планировала. На домашних концертах папа тоже частенько дремлет.
Оставив лошадей пастись в сторонке, мы втроем тихонько прокрались мимо спящего Пса, огляделись и, не сговариваясь, отправились мимо гигантской арки главного входа к хозяйственным постройкам, чтобы черным ходом пробраться в замок. И все было бы хорошо, если бы Линетта, проходя мимо колодца, не задела пышным рукавом старое рассохшееся ведро на прогнившей веревке. Ведро с грохотом полетело в колодец, а веревка, как живая, скользнула по локтю Линетты и в мгновение ока оплела ее до самых лодыжек. От шума проснулся Пес и с громким лаем понесся на нас. Линетта упала, а мы с Николеттой, вереща, в панике бросились к ближайшей открытой двери, скатились по грубой каменной лестнице и очутились в замковой кухне. Из клубов едкого дыма в отблесках огня из очага на нас надвигалась массивная фигура в фартуке и с поварешкой. Наученные богатым опытом похищения сладостей из кухни родного замка, мы с сестрой бросились в разные стороны, ловко огибая столы и табуреты, уклоняясь от свисающих со стропил связок лука в поисках двери во внутренние помещения. Я не удержалась: по привычке стащила булочку из корзины с выпечкой, ломоть сыра и горсть фасоли из миски. А вот и заветная дверца! Я обернулась, чтобы протянуть руку Николетте, но в этот миг кухарка ухватила ее за подол платья…
Я бежала и бежала бесконечными пустыми коридорами и остановилась, только когда совсем выбилась из сил. Итак, я осталась одна в логове жуткой великанши. Кроме меня некому выручить сестер и добыть заветные бобы. В задумчивости бредя по залам, больше похожим на огромные пещеры, я подкреплялась своей нехитрой добычей, пока не обнаружила, что у меня в кармане остались только хлебные крошки и одна-единственная фасолина. Следующие несколько дней я исследовала безлюдный замок, пыталась найти Линетту и Николетту, временами пробиралась на кухню, чтобы стащить немного еды. Нужно ли говорить, что одна из моих вылазок за провиантом закончилась тем, что Кухарка поймала меня и доставила к Креонте, встречи с которой я до тех пор успешно избегала?
Великанша долго смотрела на меня тяжелым, мрачным взглядом и наконец прогудела:
– А вот и еще одна!
На столе по правую руку от кресла Креонты я заметила вазу с горой фруктов, на вершине которой лежали два крупных апельсина. С одного из них свисало жемчужное ожерелье Линетты, а другой был опоясан золотым браслетом Николетты… Великанша медленно подняла огромную ладонь, и все, что у меня осталось – это вечность в темноте, невыносимо остро пахнущей апельсиновыми корками, и отголосок смутно знакомого хихиканья.




* * *

Следующее мое воспоминание: какой-то нескладный молодой человек разрезает апельсин, в котором я была заключена.


Первые мгновения я не могла думать ни о чем, кроме мучившей меня нестерпимой жажды, и только вдоволь напившись воды из ближайшего озера, я оглянулась вокруг. О, бедные мои сестры! Похоже, они не нашли в себе сил добраться до озера и погибли! Между тем молодой человек представился принцем, изложил свою более чем солидную королевскую родословную, рассказал историю своих странствий в поисках зачарованных апельсинов, финальным аккордом заверил в своей истинной и непреходящей любви ко мне и пообещал немедля жениться.


Все эти сумбурные излияния я приняла с достоинством и невозмутимостью, подобающим королевской дочери. Представилась сама (чем привела принца Тарталью в полнейший восторг: его избранница – принцесса, значит, никаких препятствий браку быть не может!) и попросила привезти мне из его родового замка достойное облачение, чтобы предстать перед будущим свекром-королем в наилучшем виде. Честно говоря, в тот момент мне больше всего хотелось остаться одной, чтобы оплакать сестер и разобраться в том, что произошло. Судя по родословной принца, я провела в апельсине гораздо больше времени, чем можно было представить. Тот, кого Тарталья назвал своим прапрадедом, был известен мне как малолетний наследник королевства Карт.
Мои размышления прервало появление Румпельштильцхена. Я была так потрясена произошедшими со мной событиями, что даже не удивилась, когда он шагнул ко мне из облака фиолетового дыма. В своей обычной язвительной манере маг осведомился, довольна ли я исполнением своего желания – принц, настоящая любовь, процветающее королевство, – и не пришла ли пора расплатиться. Я возмущенно ответила, что совсем не так себе все это представляла, мои сестры мертвы, моя семья и близкие остались в прошедшем столетии, и вообще нет у меня волшебного боба!
– Не пытайся обмануть меня, дорогуша, – прошипел Румпельштильцхен, внезапно оказавшийся пугающе близко. – Неужели ты думаешь, что я не почувствую такой мощный источник магии?


Признаться, я повела себя не лучшим образом. Усталость и напряжение последних дней, вернее, веков… Кажется, я ответила слишком грубо.
Румпельштильцхен только потешно передернул плечами и хихикнул:
– Ну что ж, тогда магия сама возьмет свою цену. – И уже уходя, бросил через плечо: – Если что – обращайтесь.




* * *

Принц Тарталья вернулся в карете, груженной разнообразными сундуками, тюками и шкатулками. Я довольно меланхолично перебирала великолепные шелковые платья и очаровательные туфельки, расшитые драгоценными камнями, пропускала сквозь пальцы пригоршни золотых колец и сережек, выуживала из шкатулок, словно змею за хвост, то нитку жемчуга, то кулон на массивной цепи. Все это время принц продолжал хоть и сбивчиво, но, по всей видимости, искренне выражать мне свои восторги и живописать картины нашего счастливого совместного будущего. Как раз когда он подошел к крестинам нашего третьего ребенка, я заметила в одной из шкатулок нечто, по-настоящему привлекшее мое внимание – заколку для волос с удивительными прозрачными камнями насыщенного сиреневого цвета. При всей простоте огранки кристаллов и безыскусности формы, я невольно возвращалась к ней взглядом. В конце концов протянула руку, взяла украшение и примерила к своей прическе.


Мгновение головокружения, минутное помутнение в глазах – и все вокруг показалось мне таким огромным, будто я снова попала в замок великанши! Оглядев себя, я поняла, что – о, ужас! – превратилась в крысу. Настоящую белую крысу, с хвостом и усами. Мой принц умолк на полуслове где-то далеко в вышине и тут же разразился потоком причитаний:
– Любимая, что с тобой? Боги-боги, как же я теперь представлю тебя своему отцу? Он тут же отменит нашу свадьбу. Я не могу этого позволить! Иди сюда, я расколдую тебя поцелуем истинной любви!
И вот в этот момент я подумала, что, наверное, принц действительно меня любит. Не каждый опознает в крысе принцессу и уж тем более далеко не каждый захочет ее целовать! К сожалению, даже если эти поцелуи были преисполнены самой искренней страстью (в чем у меня не было причин сомневаться), я не могла ответить тем же. А ведь всем известно, что поцелуй истинной любви срабатывает, только когда любовь взаимна.
– Что же делать? Что же делать? – Тарталья метался по берегу озера, в отчаянье прижимая меня к груди так крепко, что я только попискивала.
– Румпельштильцхен, – наконец выдавила я.
– Что? – принц остановился и с удивлением воззрился на меня.
– Румпельштильцхен, – пропищала я снова. Представьте, как сложно говорить с крысиной пастью вместо рта!
– Ну, конечно! Великий маг из Темного замка! Мы немедленно отправляемся к нему!


* * *

После долгого, но довольно комфортного путешествия в карете за пазухой у принца (он время от времени извинялся за фамильярность, но так и не решился выпустить меня из рук) я наконец увидела жилище виновника всех моих бед. На удивление оно не оправдало своего названия – Темный замок. Светло-серый камень, множество тонких высоких башенок, увенчанных островерхими крышами с жизнерадостно-яркими красными флагами, зеленые газоны по сторонам от заснеженной подъездной дорожки.


Хозяина замка мы нашли в одной из башен, служившей то ли библиотекой, то ли лабораторией.
– Ну-ка, ну-ка, кто у нас тут? – глумливо приветствовал нас маг. – Неужели принцесса Нинетта переменила свое решение и согласилась признать, что была неправа?
От обиды и несправедливости я только и могла, что моргать полными слез глазами и нервно вздрагивать усиками. Все получилось не так, как я хотела, да и волшебного боба у меня как не было, так и нет.


– А что, по-твоему, все это время лежало у тебя в правом кармане юбки? – наиграно удивился Румпельштильцхен.
Я принялась судорожно припоминать, что могло заваляться у меня в карманах. Неужели несчастная засохшая фасолина с великаншевой кухни?.. Боже мой, я же их целую пригоршню съела!
– Вот это ты, дорогуша, погорячилась, – маг на мгновение нахмурился, но тут же встряхнулся и с ухмылкой промурлыкал: – Так как насчет того, чтобы вернуть свой долг?
Я быстро закивала. Румпельштильцхен, хихикнув, взмахнул рукой, я покачнулась и едва успела отшатнуться, чтобы не оказаться в его объятиях. Заколка! Во всем была виновата проклятая заколка.
Через несколько минут сумбурных поисков по карманам потемневший от времени сморщенный боб был торжественно передан из рук в руки. Румпельштильцхен повертел его в пальцах, сокрушенно покачал головой, вздохнул и выдавил:
– Что ж, сделка есть сделка, любовь есть любовь, что сделано, того не отменишь. Ступайте уж, влюбленные!


Уже уходя, я обернулась. Румпельштильцхен, несмотря на загубленный волшебный боб, выглядел исключительно довольным. Он подмигнул мне, ухмыльнулся и развернулся к столику, на котором стояла раскрытая шкатулка, полная украшений с пронзительно-сиреневыми кристаллами на них.


* * *

После была свадьба, и пир горой, и сказочные балы и празднества на целый месяц.


Со временем Тарталья перестал быть таким нескладным и смешным. А еще через какое-то время я стала настоящей королевой вместе с моим королем.
Наше «долго и счастливо» перемежалось приключениями и опасностями, и когда пришла моя пора спасать ситуацию, поцелуй настоящей любви сработал так, как положено.



The End


@темы: мое творчество, косплей, ФБ